Владимир Милов (v_milov) wrote,
Владимир Милов
v_milov

Category:

Гайдаровские реформы

Сегодняшний день неизбежно возвращает к дискуссиям о том, как оценивать сделанное Егором Гайдаром в главный год его жизни, год его полупремьерства.

Наверное, только сейчас, после смерти Гайдара, мы начнем по-настоящему разгребать авгиевы конюшни мифов о том, как Егор Тимурович "все развалил", начнем наконец восстанавливать историческую правду о коротком периоде его решительных реформ. Мифов, конечно, немало. Вот здесь rusanalit кратко и убедительно опровергает миф о том, что "Гайдар обесценил сбережения".

Главный миф, думаю, - о том, что в ситуации, в которой оказался Гайдар 6 ноября 1991 года, когда стал де-факто премьером, "можно было как-то по другому".

Самое интересное, что апологеты этого мифа никогда не говорят - как именно. Или начинают разводить канитель, на одно обсуждение которой ушли бы в то время как минимум месяцы.

Этих месяцев очевидно не было. Союзные структуры не работали, страна была очевидным банкротом, в магазинах не было товаров, о запасах основных видов продовольствия на 2-3 дня хорошо известно.

При этом раннеперестроечные идеологи реформ не оставили Гайдару никакого практически ценного наследства в виде идей или программ, которые можно было бы реализовать на практике в тот момент. Авторы программы "500 дней" - не все из них любят об этом вспоминать - еще ровно за год до прихода Гайдара в правительство, 4 ноября 1990 года, опубликовали в "Комсомольской правде" письмо-отречение с красноречивым названием "Почему сегодня неосуществима программа «500 дней»", где прямо сказали, что программа "уже не может быть воплощена в жизнь в том виде, в каком она была представлена Президенту СССР, Председателю Верховного Совета РСФСР и одобрена парламентом России".

Взамен ничего предложено не было. Впрочем, нет - в концовке упомянутого письма авторов программы "500 дней" они признают, что "любая [новая] программа в такой обстановке по необходимости приобретет более жесткий характер". "500 дней" были рассчитаны на благоприятную среду и достаточный подготовительный период - на условия "жесткой посадки", в которых мы оказались в конце 1991 года, они рассчитаны не были.

Жесткость реформ Гайдара, таким образом, была предопределена еще за год до его прихода в правительство. Нужно при этом отметить (и эти вещи также упомянуты в письме авторов программы "500 дней" от 04.11.1990), что (1) российские власти не знали истинного положения дел в экономике, полностью они стали ясны только правительству Гайдара, и (2) в ноябре 1990 года советские власти осуществили отпуск оптовых цен, после чего либерализация розничных цен была просто предопределена - с Гайдаром или без, как ни крути.

Таким образом, Гайдару не оставили в наследство ни работоспособных программ и идей, ни выбора. Что у него было под рукой в качестве подходящего для использования примера? Бальцерович. Сколько времени у него оставалось? Между утверждением Гайдара в роли первого вице-премьера правительства и принятием постановления от 19.12.1991 №55 "О мерах по либерализации цен" прошло 43 дня. Путин, сцуко, свою "антикризисную программу" аж целых 9 месяцев рожал.

У Гайдара не было 9 месяцев. У него вообще ничего не было под руками тогда. Как у пилотов, когда приходится сажать самолет в тумане с отказавшими двигателем и приборами.

Этот разваливавшийся самолет он тогда посадил. Честь и хвала ему за это. И вечная память.
Tags: Гайдар
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author