Владимир Милов (v_milov) wrote,
Владимир Милов
v_milov

Categories:

Нефть, будь она неладна

Сегодня на «Эхе Москвы» в 21.08 будем с Леонидом Григорьевым обсуждать, почему цены на нефть такие высокие и что с ними может быть дальше. Народ волнует тема, 140 долларов за баррель и выше – это спекуляции или столько нефть и должна стоить?

В конце прошлой недели я тут дал некоторые комментарии Андрею Денисову на тему спекулятивных нефтяных котировок, что вызвало определенную внутреннюю полемику. Придется пояснить.

Вообще, по поводу цен на нефть есть две непримиримые группы взглядов – пессимистов и оптимистов. Пессимисты утверждают, что США вот-вот нападет на Иран, Китай скоро утроит потребление нефти, и вообще нефть кончается и добывать ее становится неизмеримо сложнее.

Я – оптимист. Я считаю, что трудности в нефтедобыче действительно есть, но при современном уровне развития технологий они преодолимы (смотрим же мы спутниковое ТВ преспокойно, хотя спутник запустить – это так, мягко говоря, покруче, чем нефть из-под земли добыть). Я согласен, что рост спроса на нефть, в том числе в Китае и других странах Азии – проблема, но с другой стороны, до сих пор она решалась, и есть понимание и того, как решать ее дальше, и того, что взрывной рост спроса сошел на нет и в дальнейшем спрос не обязательно будет только расти и расти. Я согласен с тем, что из-за массы причин в будущем возможны перебои с поставками нефти, но пока-то их не было и нет, нефти на рынке избыток, а цены существенно выше, чем несколько лет назад, когда соотношение спроса-предложения было хуже.

Я против упрощенного использования слова «спекуляция» применительно к нефтяным фьючерсам – не надо понимать его в контексте статьи 154 Уголовного кодекса РСФСР. Но я считаю глупым отрицать и то, что в нефтяные фьючерсы после падения рынка акций пришла огромная неприкаянная ликвидность (никуда не исчезнувшая после 10-летия накачивания мировой финансовой системы ликвидностью через поддержание центробанками низких процентных ставок), и эти фьючерсы используются в качестве средства помещения капитала, вздувая цены, при том, что, как верно заявляют представители ОПЕК, недостатка предложения нефти в мире нет.

Я не собираюсь спорить с нефтепессимистами. Это бесполезно. Это все равно что объяснять ведущим Первого канала Fox-TV, что Путин Чейни – нехороший человек. Мои слова обращены скорее к нейтрально настроенным людям, желающим разобраться. Им я хочу сказать следующее.

1. Нытье о том, что нефть в мире кончается, я слышу уже с начала 1980-х годов. В 1980 г., когда мировой спрос был более чем на 23 млн. баррелей в день ниже (!), чем сегодня, обеспеченность мировой нефтедобычи доказанными запасами нефти составляла 29 лет. Сейчас, когда спрос вырос, - почти 42 года. Мировой спрос на нефть с 1980 года вырос на 38%, доказанные запасы нефти – на 85%. Запасы растут быстрее спроса, это очевидно.

Новые технологические возможности позволяют открывать и добывать все новую нефть, которая раньше считалась недоступной. Особенно перспективен в этом плане глубоководный шельф. Крупные открытия в последнее время делались в США, Бразилии. В 2000 году US Geological Survey поднял оптимистическую оценку общих запасов нефти в мире (с учетом уже извлеченных и еще не открытых) до 3 трлн. баррелей, против 1,7 трлн. в 1984 году.

Добывать новую нефть намного сложнее и дороже, но все это в пределах 40 долларов за баррель и нет ничего невозможного.

2. «Спрос в Китае». Много шума вокруг этого. И он действительно растет, и это действительно проблема. НО: за последние 10 лет спрос на нефть в Китае вырос на 3,8 млн. баррелей в день. Это вроде бы много, 4,4% текущего мирового потребления. Но, с другой стороны, сегодня только свободная добывающая мощность стран ОПЕК (скважины, которые можно запустить в действие в течение 30 дней) составляет 2,7 млн. баррелей в день без учета Ирака. Т.е. более двух третей прироста спроса на нефть в Китае за десятилетие (!) можно покрыть, всего лишь запустив действующие скважины. Т.е. это не нерешаемая проблема, к тому же примерно половину прироста спроса на нефть в Китае дает вовсе не автомобилизация, а потребление дизельного топлива электростанциями в промышленных районах и городах, страдающих от дефицита электроэнергии в условиях недореформированной электроэнергетики. Это – не фундаментальный фактор, это freak occurrence.

Спрос в Индии, кстати, за 10 лет вообще вырос всего на какие-то 900 тыс. баррелей в день.

Мировой спрос на нефть, вообще-то, может и сокращаться вместе со сменой образа жизни – например, в Бразилии никто не ездит на 8-цилиндровых джипах, там вполне экономичные машины и вообще нечасто встретишь автомобиль представительского класса.

3. «Дефицит добычи». Да нет же его. Данные отсюда свидетельствуют, что во втором квартале 2008 г. мировой спрос на нефть – 86,1 млн. баррелей в день, добыча – 86,6 млн., превышение добычи над спросом 500 тыс. баррелей в день. Коммерческие складские запасы нефти в странах ОЭСР составляют 2,56 млрд. баррелей (53,4 дня будущего потребления), 5 лет назад, когда цены составляли менее 30 долларов за баррель, запасы были меньше – 2,46 млрд. баррелей (всего 51 день будущего потребления). Свободная добывающая мощность в странах ОПЕК сегодня – 2,67 млн. баррелей, 5 лет назад – всего 1,21 млн. (все без учета Ирака).

Так что не надо гнать мне про «дефицит нефти». Ситуация со спросом и предложением на рынке лучше, чем 5 лет назад, а цены – выше в 5 раз.

Возможные перебои? Когда несколько лет назад случились ураганы «Катрина» и «Рита», повредившие добывающие установки в Мексиканском заливе, системы стратегического резервирования нефти уже показали, как они могут справляться с кризисом и помогать избежать перебоев в поставках.

4. «США нападут на Иран». Могут. Но как-то вот не нападают уже много лет, а я помню, этим разогревали нефть до 60 долларов еще в первом полугодии 2006 года. Сейчас, видимо, ожидания нападения на Иран оцениваются дороже.

Еще раз: давайте не злоупотреблять словом «спекуляция». Некоторые инвесторы говорят о том, что высокая цена нефти просто закладывает в себе риски перебоев будущих поставок. Ну так давайте тогда говорить о том, что нефть дороже в 100 долларов за баррель – результат оценки стоимости ожиданий инвесторов, а не самой нефти. Нефти в мире – полно, физического дефицита ее просто нет.

И платим мы за «ожидания» каких-то чудаков с Wall Street, а не за реальный дефицит. Мои нью-йоркские друзья, высококлассные эксперты, у которых я был в гостях и выступал полтора месяца назад, прямо мне рассказывали конкретные случаи, как народ рисково вкладывает спекулятивный капитал во фьючерсы, безбашенно разгоняя цену и используя пиар-поддержку в виде апокалипсических прогнозов всяких там голдман-саксов и морган-стенли. И все об этом знают.

Я не призываю бороться со спекулянтами регуляторными мерами. Я лишь считаю, что вакханалия вброса в мировую экономику потоков дешевой ликвидности, которую осуществляют ФРС США и другие центробанки в погоне за «дешевым» экономическим ростом, ни к чему хорошему не приведет. Дешевый рост, как много раз уже сказано, оборачивается пузырями. Как только лишние деньги исчезнут, рухнут и нефтяные фьючерсы, и продовольственные, и металлические. Не исчезнут – придется ждать индивидуального лопания пузырей, как это случилось с рынком ипотечных кредитов в США.

PS Костя Сонин пишет об этой теме в сегодняшних «Ведомостях», но я считаю, что он торопится делать выводы о том, что «нынешние цены – лишь движение к более реалистичной оценке соотношения запасов и спроса на ресурсы». Все нормально, Костя, и с запасами, и со спросом.

PPS Есть, кстати, определенное количество людей, которые считают благом намеренно врать про «отсутствие спекуляций», лишь бы только защитить священные рынки от грубого вмешательства невменяемых регуляторов. Стремление благородное, но, ребята, рынки вам создали уже в прошлом году пузырь на ровном месте. Нараздавали ипотечных кредитов NINJAм (людям с no income, no job, no assets). Не плачьте потом, когда нефтяной пузырь обвалится.

Tags: нефть
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author